..:.:.::FisherMenFromPinsk::.:.:..

Рыбаки из Пинска: Советы и секреты, хитрости, мастерская рыбака

Добавить в Закладки 
 
  Ловись рыбка  

Концепция исследовательских программ И.Лакатоса


подводные лодки сша во второй мировой войне фильм хищник сеть рыболовных магазинов в волгограде морковка для рыбалки рыбалка карпов весной сазан на реках купить лодку касатка посейдон
купить воблеры цуеки в интернет магазине прикольные фото твистера белгород палатки для рыбалки как ловить на реке на кормушку для ловля симы на блесну в приморье
переславль рыболовный магазин лехкая лодка как строили метро рыбацкое шприц для заливки масла в редуктор лодочного мотора как готовить икру щуки видео
художественные фильмы о подводной лодке курск павлодар рыбалка клев сезон ловли раков в ленинградской области что такое твистер и виброхвосты атаки подводных лодок

Но ведь наука в свою очередь очень похожа на университет. Действительно, разве её можно связать с каким-то фиксированным материалом?

концепция научно-исследовательских программ поппера

Но ведь и любая человеческая деятельность может быть рассмотрена с этой точки зрения. В предыдущей главе мы сравнивали науку с деятельностью столяра. Но что представляет собой эта последняя? Её можно понимать как единичный акт переработки некоторого фиксированного материала в конечный продукт. Но разве это мы имеем в виду, когда говорим о деятельности столяра, плотника, каменщика и т. Мы предполагаем, что подобные единичные акты постоянно повторяются и воспроизводятся. А это значит, что деятельность утрачивает свою связь с фиксированным конкретным материалом, ибо все меняется: В нашей социальной жизни мы буквально окружены куматоидами, мы представляем собой тот материал, на котором они живут, они выступают от нашего имени, они делают нас людьми. Рассмотрим, например, такой объект, как слово, для простоты какое-нибудь существительное нашего языка: Слово можно произнести вслух, можно записать на бумаге, можно вырезать на камне. В каждом из этих случаев возможно, да и практически реализуется в принципе бесконечное количество вариантов. Иначе говоря, материал слова все время меняется. Но непрерывно меняются и те предметы, которые слово обозначает. Конечно, как и волна, куматоид достаточно избирателен и живёт только в определённой среде. Но перейдём к такому явлению, как знание, без которого невозможно понять науку. Когда речь заходит об анализе знания, о выявлении его строения, то прежде всего бросается в глаза некоторая неопределённость в самой постановке задачи. Что, собственно говоря, мы должны исследовать? Знание как объект совсем не похоже на то, с чем мы обычно сталкиваемся, говоря о структуре или строении. Оно не похоже, например, на кристалл или молекулу. Прежде всего бросается в глаза его какая-то неопределённая пространственно-временная локализованность. Действительно, где и как существует данное конкретное знание? Непосредственно оно может быть представлено пятнами типографской краски на бумаге или звуковыми колебаниями, или царапинами на камне. Вряд ли, однако, можно считать, что, повторяя одну и ту же фразу или размножая рукопись большим тиражом, мы тем самым увеличиваем количество знания.

Unsupported Browser

Мы что-то увеличиваем, но что? Очевидно, что все экземпляры данного издания курса теоретической физики Ландау и Лифшица содержат одно и то же знание, если там нет типографского брака, не вырваны страницы и т. Разве это не странно? Имея стакан воды, мы можем разлить воду в несколько стаканов, но ни один из них не будет при этом полным. Если количество стаканов сильно увеличить, то каждый в отдельности окажется практически пустым. Со знанием этого не происходит, ибо размножая научную книгу или статью в большом количестве экземпляров, мы в каждой из них получаем одно и то же знание, целиком, а не по частям. Знание в этом плане напоминает сказочный неразменный рубль. И это ещё раз подчёркивает, что говоря о строении знания, мы должны отбросить слишком прямые аналогии со строением вещества. Все указанные трудности преодолимы, если рассматривать знание как куматоид. Оно в этом случае подобно волне, которая все время представлена в новом материале. Одну и ту же мысль можно выразить различным образом, можно повторить несколько раз, можно записать на бумаге или на магнитофонной ленте. Разве это не удивительно! Сделаем теперь ещё один шаг, важный для понимания того, что такое куматоид.

концепция научно-исследовательских программ поппера

Корабль Тезея остаётся тем же самым кораблём при полной замене образующих его деталей только потому, что сохраняется форма этих деталей, их связи и взаимное расположение. Иными словами, куматоид — это не просто поток материала, мы должны ещё показать, что в этом потоке что-то остаётся неизменным, показать наличие некоторых инвариантов. Московский университет, например, меняет своих студентов и преподавателей, может переехать в новое помещение, но он остаётся Московским университетом, пока сохраняются его функции, пока и студенты, и преподаватели, и обслуживающий персонал выполняют предписанные им обязанности, пока живут традиции Московского университета. Можно сказать, что университет — это не здания и не люди, а множество программ, в рамках которых все это функционирует. Из сказанного следует, что любой куматоид можно рассматривать как некоторое устройство памяти, в которой зафиксированы указанные выше инварианты. Так, например, корабль Тезея будет существовать как куматоид только в том случае, если его перестраивать постепенно. Конечно, можно форму и расположение деталей зафиксировать с помощью чертежей, но это просто означает, что мы одно устройство памяти заменили другим. Как мы уже видели, мир куматоидов достаточно разнообразен и включает в себя явления, которые иногда во всех других отношениях очень не похожи друг на друга. Поэтому едва ли можно искать какой-то общий механизм их жизни. Что общего между наукой и волной на воде, кроме того, что в обоих случаях мы имеем дело с куматоидом? Такое бедное по содержанию сходство может, конечно, иметь некоторое методологическое или эвристическое значение, но его явно недостаточно для построения общей теории. Нас, однако, будут в первую очередь интересовать социальные куматоиды, а в этом случае вопрос о некотором общем механизме их существования уже вполне уместен и правомерен. Вернёмся к нашему примеру с Московским университетом. Если нам не удаётся связать его бытие с определённым материалом, то остаётся только одно — рассматривать его как программу или, точнее, как совокупность программ, в рамках которых организуется и функционирует все время обновляющий себя материал. Об этом уже шла речь выше. Перед нами поток материала, на котором живёт множество взаимосвязанных друг с другом программ. Речь идёт, разумеется, не только об учебных программах, а обо всей совокупности инструкций, установок, правил, традиций, которые определяют работу и поведение студентов, преподавателей, администрации — всех, от вахтёра до ректора.

Но каков механизм жизни этих программ, где и как они существуют? Это могут быть чётко сформулированные и записанные инструкции или неявное знание. Очевидно, что воспроизведение значительной части сравнительно устойчивых форм нашего поведения и деятельности никак не связано с письменными текстами, а чаще всего не вербализовано вообще. Неявное знание передаётся от человека к человеку или от поколения к поколению на уровне воспроизведения непосредственных образцов. Есть поэтому смысл в том, чтобы выделить и специально рассмотреть этот механизм. Это важно и потому, что язык, на базе которого строятся более развитые формы передачи опыта, сам, несомненно, передаётся и воспроизводится именно таким образом, т. Ребёнок, осваивая язык, не пользуется ни словарями, ни грамматиками. Единственное, что имеется в его распоряжении — это образцы живой речи. И вот в одной языковой среде он начинает говорить по-русски, в другой — по-английски. Очевидно, что мы имеем в лице такого воспроизведения некоторый исходный, базовый механизм социальной памяти, фундамент, обеспечивающий в конечном итоге воспроизведение всех элементов Культуры. Можно поэтому пытаться выделить разные виды традиций, как мы делали до сих пор, можно попытаться их классифицировать, а можно вывести все разнообразие форм из одной базовой формы. Мы не будем здесь этого делать, но именно в этом состоит конечная задача теории социальных эстафет. Под эстафетой, как уже ясно из предыдущего, мы будем понимать передачу опыта от человека к человеку, от поколения к поколению путём воспроизведения непосредственных образцов поведения или деятельности. Приведём конкретный пример, иллюстрирующий мощь этого механизма. Всем нам с детства знакомы русские волшебные сказки, все знают о Бабе-Яге и избушке на курьих ножках, все помнят, как гуси-лебеди унесли Иванушку, и многое другое. Вообще-то волшебные сказки очень разнообразны и по сюжетам, и по характеру действующих лиц. И вот в году появляется работа В. Пропп показал, что все волшебные сказки, несмотря на их видимое разнообразие, имеют одну и ту же скрытую структуру. Оказалось, что, как бы ни менялся характер действующих лиц, их функции остаются в основном постоянными. Допустим, например, что в разных сказках нам встретились такие эпизоды: Здесь в качестве инвариантов выступают две функции: Оказалось, что число функций ограничено 31 функция , а последовательность их всегда одинакова. Древней основой сказки, с его точки зрения, является магический обряд инициации, посвящения, широко распространённый в родовых обществах, обряд, в ходе которого юношей и девушек переводили в полноправных членов племени.

Мысль Проппа сводится к следующему: Перед нами типичная эстафета, ибо сказка веками передавалась именно по образцам, а не строилась в соответствии с каким-либо вербально сформулированным алгоритмом. Фактически такой алгоритм впервые сформулировал как раз Пропп, дав точное описание морфологии сказки. Он и сам пишет, что, используя это описание, можно в изобилии создавать новые сказки. Другой пример социального куматоида — это такое явление, как образ жизни, понятие о котором прочно вошло как в социологию, так и в географию. Речь идёт о традициях и обычаях, усвоенных как бы с молоком матери и определяющих в рамках того или иного сообщества основные и постоянно повторяющиеся траектории поведения и деятельности людей. Она сходится со всех концов деревни, держа в руках палки для вскапывания земли, готовая отправиться в глубь острова, на огороды. Люди повзрослее приступают к своим более уединённым занятиям, и под конической крышей каждой хижины воцаряется обычная утренняя жизнь. Маленькие дети, слишком голодные, чтобы ждать завтрака, выпрашивают ломти холодного таро и жадно грызут их. Женщины несут кипы белья к морю или к ручью на дальнем конце деревни либо отправляются в глубь острова за материалом для плетения. Нет смысла продолжать эту цитату, ибо и так ясно, что речь идёт не о каком-то конкретном дне, а о последовательности событий, которая воспроизводится и повторяется изо дня в день и из года в год. Каждый день слышатся здесь звуки тамтама, каждый день кто-то ловит рыбу или плетёт циновки, каждый день кто-то уходит работать на огороды. В совокупности все это и образует образ жизни. Люди рождаются и умирают, сменяются поколения, а образ жизни может оставаться одним и тем же. И очевидно, что в основе этой устойчивости и повторяемости лежат не словесные инструкции, ибо таковых просто не существует, а механизмы более фундаментальные — социальные эстафеты, т. Эстафеты, впрочем, обеспечивают не только стационарность, но и адаптацию к новым условиям жизни. Маргарет Мид выделяет три типа культур в зависимости от того, кто у кого учится, чьи именно образцы доминируют. Постфигуративная культура — это культура, где дети учатся прежде всего у своих предшественников, и прошлое взрослых оказывается будущим для каждого нового поколения. Это возможно в тех условиях, когда изменения происходят крайне медленно. Кофигуративная культура предполагает, что и дети и взрослые учатся не только у старшего поколения, но и у своих сверстников. Кофигурация начинается там, где нужно ассимилировать новый, только ещё формирующийся опыт, например, новые виды техники и т. Наконец, префигуративная культура — это культура ещё более интенсивных преобразований, когда родителям приходится учиться у своих детей. Следует подчеркнуть при этом, что речь идёт не о механизмах новаций, а только о способах ассимиляции нового, о том, как эти новации распространяются.

В дальнейшем мы будем говорить об эстафетах во всех тех случаях, когда деятельность не может быть воспроизведена без соответствующей демонстрации, независимо от того, сопровождается это речевыми актами или нет. Иными словами, эстафета имеет место везде, где не существует точных описаний, достаточных для воспроизведения деятельности без вмешательства каких-либо демонстраций. При таком понимании подавляющее большинство наших акций, в том числе и в науке, воспроизводится на уровне эстафет. Отдельно взятая эстафета — это элементарный социальный куматоид. Правда, ниже мы покажем что эстафеты не существуют и не могут существовать изолированно, но с некоторыми оговорками все же можно говорить об отдельных эстафетах и их связях друг с другом, об эстафетах простых и сложных. Очень распространённый вид такой связи состоит в том, что одна эстафета обеспечивает условия реализации для другой. Рассмотрим с этой точки зрения обыкновенный, например, театральный гардероб. Приходя в театр, вы поступаете так же, как и все остальные зрители, т. Гардеробщик поступает так же, как все остальные гардеробщики, т. Перед нами две эстафеты, взаимодействующие друг с другом и друг без друга не существующие. Мы говорим об эстафетах, ибо никто из нас не знакомится с принципиальным функционированием гардероба по каким-либо инструкциям, хотя, конечно, их не трудно написать. Впрочем, их наличие ещё ни о чем не свидетельствует. Все дело в том, как мы реально действуем, по инструкциям или нет. Приведём ещё один пример, полезный для дальнейшего изложения. Что собой представляет шахматный турнир? Это множество играющихся партий, где каждый шахматист, соблюдая, конечно, определённые словесно зафиксированные правила, действует все же в основном по образцам, т. Но можно ли свести турнир к этому множеству партий? Нет, ибо не всякое такое множество образует турнир. Мы и здесь имеем взаимодействие разных эстафетных программ, но картина в целом оказывается гораздо более сложной: Суть в том, что одна программа, т. Забегая вперёд, можно сказать, что наука по своей эстафетной структуре очень напоминает шахматный турнир. В заключение отметим, что эстафетная модель очень удобна для обсуждения разных подходов к описанию социальных феноменов и науки в том числе.

Бросается в глаза, что любую эстафету можно и нужно описать по крайней мере с двух сторон: Вообще говоря, можно описать, что делает человек, не указывая, в какой традиции он работает.

концепция научно-исследовательских программ поппера

Но картина научного знания, представленная как серия противостояний между теорией и фактами, не совсем верна. В борьбе между теоретическим и фактическим как минимум три участника: Становится понятно, что теория отживает свой век не тогда, когда объявляется противоречащий ей факт, а когда о себе заявляет теория, которая лучше предыдущей. Так, например, ньютоновская механика стала фактом прошлого только после появления теории Эйнштейна [3]. Методология Лакатоса рассматривает рост зрелой науки как смену ряда непрерывно связанных теорий — притом не отдельных, а серии теорий, за которыми стоит исследовательская программа. Концепция Лакатоса лишь оценивает совокупность теорий в их сформировавшемся виде, но не сам механизм их становления и развития. Лакатос, — столь озабочены решением своих эпистемологических и логических проблем, что так и не достигают того уровня, на котором их бы могла заинтересовать реальная история науки. Лакатос считал, что всякая методологическая концепция должна функционировать как историографическая. Наиболее глубокая ее оценка может быть дана через критику той рациональной реконструкции истории науки, которую она предлагает. Лакатосу, развитие науки представляет собой конкуренцию научно-исследовательских программ. В то же время в концепции Лакатоса реальная структуры научного исследования заменяется методологическая концепция ученого, организуемая правилами научной игры. При этом отсутствует индуктивный переход, связывающий правила этой игры с реальностью. Однако сформулировать и обосновать этот принцип, в рамках принятых исходных посылок философу не удалось. Еще более явно конвенциальные принципы выступают в работах другого последователя К. Поппера — американского философа Томаса Куна. Защита персональных данных ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ. Явления тяготения одно сообщество физиков "видит" как проявление гравитационных сил, другое — как бессиловое движение по геодезическим линиям физического пространства. Ученый видит явления в соответствии с теми ценностями, которые он усвоил, общаясь со своими учителями и коллегами. Мир фактов не настолько определенен, чтобы допускать правомерность всего лишь одного образца научного знания.

Критерии научности не являются ни произвольными, ни единственными, ни неизменными. Согласно Куну, любая наука проходит в своем движении три фазы периода: Эти же три фазы можно представить как генезис науки, нормальную науку и кризис науки. Смены парадигм преодоления кризисных состояний выступают как научные революции [17,с. Наука изменяется не кумулятивно, то есть поступательно-непрерывно, а прерывно, посредством катастроф ставших малопродуктивными доктринальных построений интеллектуальной элиты. Как происходит смена парадигм? Но почему парадигмы несовместимы друг с другом? Потому что кардинальным образом изменяется сам способ интерпретации. Подобное изменение не является рядовым актом, оно неожиданно, переключается форма интерпретации в целом [ Новая парадигма рождается благодаря проблескам интуиции. Научные революции редки потому, что они грандиозны, а грандиозные события происходят не каждый день. Научная революция — сложнейшее явление, оно детерминируется многими обстоятельствами, в том числе и психологического плана. Далеко не все, как доказывает Кун, сводится здесь к методологическому стереотипу, согласно которому теория опровергается посредством ее прямого сопоставления с фактами [17, с. Обобщая эволюционные модели научного развития, предложенные Поппером, Лакатосом и Куном, австрийский методолог науки Э. Эзер приходит к выводу, что в истории науки реализуются четыре основных типа фазовых переходов:. Одни теории сменяют другие — это очевидно. Более спорным является вопрос о их соотношении. По Куну, теории несоизмеримы [17,с.

Имре Лакатос. Методология программ научных исследований

Такой вывод кажется поспешным, особенно в свете так называемого принципа соответствия, согласно которому "теории, справедливость которых установлена для той или иной предметной области, с появлением новых, более общих теорий не устраняются как нечто ложное, но сохраняют свое значение для прежней области как предельная форма и частный случай новых теорий" [19,с. Структурно включает в себя:. Защитный пояс должен приспосабливаться и переделываться под давлением новых фактов. Главный критерий научности программы — это прирост знания. При таком подходе облик науки оказывался зависимым от господствующего в те или иные исторические периоды способа деятельности научного сообщества , названного им парадигмой. Другими словами, научная парадигма , в понимании Куна, означает признанные всеми научные достижения, которые в течение длительного времени дают научному сообществу образец осуществления научного поиска и научной деятельности в целом и образуют модель постановки проблем и их решений. Исходя из этого, Кун разработал модель историко-научного процесса, представляющего собой конкурентную борьбу между различными научными сообществами и, соответственно, между различными парадигмами. В результате история науки предстала как чередование двух главных периодов: Философский смысл этой модели заключается в критике главной идеи неопозитивистской эпистемологии — убеждения в том, что существуют единственно верные, абсолютные и неизменные критерии научности. Кун объявил эти критерии исторически изменчивыми, относительными: Поэтому демаркационная линия, отделяющая рациональную науку от нерациональных форм познавательной деятельности, устанавливается каждый раз заново с утверждением новой парадигмы. То есть, начиная с Куна, распространяется идея релятивности норм научно-познавательной деятельности. С этим связано отрицание Куном преемственности в эволюции науки: Другими словами, согласно Куну, прогресса науки, по сути дела, не существует. Работы Куна сыграли важную роль в развитии философии науки, привлекли внимание к истории науки, к деятельности ученых и научных сообществ, стимулировали развитие диалектических представлений о научном познании, акцентировали внимание на социологических и социально-психологических аспектах науковедения.

Конечно, на традиционность в работе учёного и раньше обращали внимание, но Кун впервые сделал традиции центральным объектом рассмотрения при анализе науки, придав им значение основного конституирующего фактора в научном развитии. Но как же в таком случае происходит изменение и развитие самих традиций, как возникают новые парадигмы? Тем не менее новые явления, о существовании которых никто не подозревал, вновь и вновь открываются научными исследованиями, а радикально новые теории опять и опять изобретаются учёными. Как же конкретно появляются новые фундаментальные факты и теории? Иными словами, учёный и не стремится к получению принципиально новых результатов, однако, действуя по заданным правилам, он непреднамеренно, т. Не трудно видеть, что концепция Куна знаменует уже совсем иное видение науки по сравнению с нормативным подходом Венского кружка или К. В центре внимания последних — учёный, принимающий решения и выступающий как определяющая и движущая сила в развитии науки. Наука здесь фактически рассматривается как продукт человеческой деятельности. Поэтому крайне важно ответить на вопрос: В модели Куна происходит полная смена ролей: Кун вскрывает и природу науки как надличностного явления: В силу этого изменчивость только в небольшом количестве случаев может быть благоприятной для приспособления данного организма к окружающей среде. Какая-то изменчивость не наследуется, какая-то наследуется. Эволюционное значение имеет наследуемая изменчивость. По Дарвину, большую возможность для будущего имеют те организмы, которые наследуют такого рода изменения, которые дают им большую возможность для приспособления к окружающей среде. Такие организмы лучше выживают и становятся основой для нового шага эволюции. Для Дарвина законы наследования — то, как наследуется изменчивость, — имели решающее значение. В своей концепции наследования он исходил из той идеи, что наследственность осуществляется непрерывным образом. Представим себе, что белый человек попал на Африканский континент. Признаки белого, в том числе и "белизна", будут, по Дарвину, передаваться следующим образом. Если он женится на негритянке, то у их детей будет половина крови "белой". Поскольку на континенте белый один, то его дети будут вступать в брак с неграми. Но в таком случае доля "белизны" будет асимптотически убывать и в конце концов исчезнет.

  • Надувная лодка артикул
  • Погода в оренбурге прогноз клева
  • Инструкция по применению эхолота fish finder
  • Крым ловля рыбы видео
  • Эволюционного значения она иметь не может. Такого рода соображения высказал Дженкинс. Он обратил внимание на то, что положительные качества, которые способствуют приспособлению организма к среде, встречаются крайне редко. И следовательно, организм, который будет иметь эти качества, заведомо встретится с организмом, который эти качества не будет иметь, и в последующих поколениях положительный признак рассеется. Следовательно, он не может иметь эволюционного значения. Дарвин никак не мог справиться с этой задачей. Не случайно это рассуждение получило название "кошмара Дженкинса". У дарвиновской теор ии были еще и другие трудности. И хотя к учению Дарвина на разных этапах относились по-разному, но дарвинизм никогда не умирал, всегда у него были последователи. Как известно, современная эволюционная концепция — синтетическая теор ия эволюции — базируется на идеях Дарвина, соединенных, правда, с менделевской концепцией дискретных носителей наследственности, которая и ликвидирует "кошмар Дженкинса". В рамках концепции И. Лакатоса становится особенно очевидной важность теор ии и связанной с ней исследовательской программы для деятельности ученого. Вне ее ученый просто не в состоянии работать. Главным источником развития науки является не взаимодействие теор ии и эмпирическ их данных, а конкуренция исследовательских программ в деле лучшего описания и объяснения наблюдаемых явлений и, главное, предсказания новых фактов. Поэтому, изучая закономерности развития науки, необходимо особое внимание уделять формированию, развитию и взаимодействию исследовательских программ. Лакатос показывает, что достаточно богатую научную программу всегда можно защитить от любого ее видимого несоответствия с эмпирическ ими данными. Лакатос рассуждает в таком стиле. Допустим, что мы на базе небесной механики рассчитали траектории движения планет. С помощью телескопа мы фиксируем их и видим, что они отличаются от расчетных. Разве ученый скажет в этом случае, что законы механики неверны? У него даже мысли такой не появится.

    См также:
  • Эхолот phiradar ff788c видео
  • Рыболовный магазин москва белорусская
  • Какая ветер хороший для ловли щуки
  • Погода для рыбака херсон
  • Как вставить офсетный крючок в твистер
  • Как сделать из морозилки ящик для рыбалки
  • Как правильно спустить воздух с лодки

  • Интересного общения - (для работы комментариев необходим включенный джава-скрипт в браузере):
      © 2006 - 2017гг. Использование материалов сайта без активной гиперссылки запрещено.
     Подразделы::.:..
      Намотай на ус крым рыбалка советский район
     Поиск:



      Все о рыбалке как сделать рыбалки маленькая
     Советы бывалых::.:..
     Ловись рыбка лодки пвх под норвик 360

     Нам 10 лет::.:..
    Наши скромные интернет достижения:

    Наш сайт в каталоге ДМОЗ Наш сайт в каталоге Майл


    Наш сайт в Яндекс каталоге ТИЦ и ПР сайта


    02.03.2006 - 30.07.2017
      Спасибо что Вы с нами! Рыбки
     Из советов::.:.:..
      Рыболовам на заметку Рыбки
     Советы бывалого::.:.
      Ни хвоста, ни чешуи что такое випс на подводной лодке
     Рекомендуем::.:.:..
      На реке на озере защита киля лодки риб

     
    >   © 2017 http://otkrytki-kartinki.ru
      Своим опытом делятся : Олег (Fishermen), Практик, Теоретик
      Дизайн и веб-поддержка: Мотин Алексей
      Почта нашего сайта: fishermen@otkrytki-kartinki.ru

      FisherMenFromPinsk: Полезные советы и секреты рыболовам, рыбацкие хитрости, мастерская рыбака, отчеты


     

    [Наверх]